Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!
ГДЕ КУПИТЬ

Бесконечна палитра нерешённых вопросов, и возникают всё новые и новые

Проект «Новости на сайте www.ursosan.ru» позволит:
  • одними из первых узнавать новые данные о действующем веществе препарата УРСОСАН, появляющиеся в мировой литературе;
  • улавливать дальнейшие направления и тенденции развития и возможностей его применения.

16.09.2015
Бесконечна палитра нерешённых вопросов, и возникают всё новые и новые

Мафтуне М – ей сейчас 16 лет. А было 6 лет, когда скорая помощь привезла её в 5-ю детскую больницу с диагнозом «вирусный гепатит » в очень тяжёлом состоянии с резко выраженной желтухой и картиной печёночной недостаточности.

Очень быстро выяснилось, что о вирусном гепатите у неё речь не идёт и не шла. Родные предъявляют выписки из клиники Института Педиатрии, где девочка лежала уже неоднократно с диагнозом «аутоиммунный гепатит».

Это состояние, при котором иммунитет человека так изменяется, что начинает пожирать собственные органы, в данном случае – печень. Традиционно это заболевание лечится гормональными препаратами (преднизолон и др.) и если не удаётся погасить этот пожар, быстро приводит к циррозу. У нашей девочки погасить активность процесса удавалось, но при попытке по обычной схеме снижать дозы гормонов пожар разгорался с новой силой. Болезнь протекала как непрерывная череда обострений.

Чтобы преодолеть эту зависимость, требуется ювелирное искусство лечащего врача. А девочка оказалась «ничья». Уроженка одной из южных республик бывшего Советского Союза, она теперь была иностранкой, не имела медицинского полиса Российской Федерации. Госпитализировать её можно было только в неотложном состоянии на короткое время. Так она оказалась в 5-й больнице.

В этой безвыходной ситуации я взяла девочку под наблюдение. Выяснилось, что уже несколько месяцев, предоставленные сами себе, родные девочки обращались с дозами преднизолона по собственному разумению. Положение было патовое. Но надо было как-то помогать.

И мы начали это драматическое десятилетнее путешествие. Я к тому времени имела уже большой опыт преодоления этой гормональной зависимости даже в более запущенных случаях и очень надеялась помочь.

В течение первых полутора – двух лет нам удалось уйти на минимальные поддерживающие дозы гормонов, ни разу не вызвав ухудшения состояния и обострения процесса. Ещё 2 года прошли спокойно, а дальше подошло время начала девического созревания. Это вообще опасное время, а для аутоиммунных заболеваний особенно.Чтобы удержать процесс в узде потребовалось внести в лечение определённые изменения, в частности, добавить еще один препарат (азатиоприн) и слегка повысить дозу преднизолона. Всё шло гладко. Девочке уже 11 лет.

И вдруг звонит бабушка девочки: «Мафтуне плохо: вся жёлтая, лежит пластом, что делать?».

Привозят в клинику, и я вижу ребёнка в состоянии, близком к тому, в котором она 5 лет назад появилась у нас в 5-ой больнице. С большим трудом выясняем, что она уже неделю перестала принимать все лекарства (берёт их как бы для приёма, идёт в туалет и спускает в унитаз).

- Как же так, Мафтуна? Ты же знаешь, как мы считаем каждую четвертинку таблетки. Ты же знаешь, что от них всё зависит. Зачем ты это сделала? Почему?

- Надоело.

- Бог с тобой, надоело хорошо себя чувствовать, жить без желтухи?

-Не хочу ходить толстой и в прыщах, а это всё от гормонов.

На этот раз тяжёлый всплеск заболевания пришлось гасить дозами гормонов, ещё большими, чем первоначальные. И «съезжать» с них еще дольше. И опять мы практически добились успеха. Но теперь каждый раз, как болезнь отступала, и девочка начинала чувствовать себя хорошо, она бросала гормоны.

Таких эпизодов было уже три, и каждый отбрасывал нас назад и пришпоривал формирование цирроза печени.

Сегодня Мафтуне 16 лет. У неё активный декомпенсированный цирроз печени со всеми его осложнениями : асцит (накопление жидкости в брюшной полости), кровотечение из расширенных вен пищевода (только что выписана из хирургического отделения, где это кровотечение на этот раз удалось остановить).

Речь уже может идти только о пересадке печени. Но даже если все препоны на пути к пересадке удастся преодолеть, и сама операция пройдёт успешно, после неё длительно надо принимать гормоны и ещё целый ряд лекарств, чтобы не было отторжения пересаженной печени. Такой замкнутый круг. Но будем пытаться…

 

Дети, как правило, поступали с ошибочным диагнозом вирусного гепатита. Но это оказалось и своеобразным преимуществом, поскольку под маской вирусного гепатита протекает обычно начало, дебют гепатита аутоиммунного.

Мы невольно стояли у его истоков, и преимущество ранней диагностики оказалось решающим и для исхода заболевания и даже для выбора лечения.

Выяснилось, что позднее распознавание и начало лечения даже при правильной гормональной терапии обрекало детей на развитие цирроза печени. Нескольких из них через 20 лет уже не было в живых.

Если же удавалось поставить диагноз своевременно, то достаточным оказывалось лечение препаратами урсодеоксихолевой кислоты (УДХК, урсосан). Лечение было длительным (3 – 5 и более лет), но не имеющим серьёзных побочных эффектов и успешным в плане качества жизни и предотвращения цирроза. Ничего подобного тому, что произошло с Мафтуной, при этом не происходит.

Мы неоднократно публиковали полученные данные, и нам кажется, что они важны и для врачей, и для их пациентов.

Недавно мы получили тому невольное подтверждение.

 

Мальчик Валерий 13 лет с отцом приехал ко мне из Курска в феврале 2012 г. Перспективный спортсмен, футболист, 5 раз в неделю – изнурительные тренировки.

Но и он сам, и родители очень серьёзно и с большими надеждами относятся к его спортивному будущему.

Крепкий физически, ребёнок мало болел до октября 2011 г., когда при диспансеризации было выявлено существенное повышение печёночных ферментов – трансаминаз (АЛТ и АСТ) сначала в 4 – 5 раз, затем в 20 раз. Мальчика положили в местную больницу в декабре 2012 г., где при обследовании, не обнаружив вирусных гепатитов, коллеги в соответствии с нашими рекомендациями сразу же обследовали пациента на аутоиммунные антитела. Выявив их, врачи поставили очень грамотно диагноз «вероятный аутоиммунный гепатит», начали лечение не гормонами, а препаратами УДХК с учётом ранней постановки диагноза и направили мальчика ко мне.. На приёме выяснилось, что за 2 недели до подъёма трансаминаз  мальчик начал принимать элькар (довольно «безобидный» препарат для повышения аппетита, мышечной массы и т. д.) Но принимал его в высоких дозах (до 5 и более таблеток в сутки), которые велики даже для взрослого. Кроме того, в неконтролируемых количествах принимал аскорбиновую кислоту (витамин С).

Диагноз аутоиммунного гепатита, спровоцированного вероятно лекарственным поражением печени, был подтверждён. Одобрено лечение препаратами УДХК с увеличением дозы.

Уже к моменту моего осмотра активность  процесса начала снижаться и продолжала снижение в течение 8 мес, когда была достигнута полная ремиссия (нормализация ферментов, исчезновение аутоантител).

На фоне продолжающегося лечения препаратами УДХК мальчик чувствовал  себя хорошо, постепенно возобновил тренировки.

На последнем приёме (октябрь 2014г., 3 года от начала заболевания) передо мной высокий подросток (вырос за это время на 20 см) атлетического телосложения, продолжающий свою спортивную карьеру при полном благополучии со стороны печени.