Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!                                                                   Внимание! Появился новый Урсосан 500мг в таблетках!
ГДЕ КУПИТЬ

 

Современное фармацевтическое производство полностью покрывает потребность в лекарственных препаратах, изготовленных на основе УДХК, но несмотря на это добыча медвежьей желчи продолжается по сей день. Причем масштабы и варварские методы истребления медведей по всему миру, в том числе и в России, поражают воображение.

 

В России медведь всегда считался символом силы, выносливости, великодушия и предусмотрительности. Его изображение на флагах и гербах до сих пор означает власть и силу. Это очень умное и любознательное животное, отличающееся большим объемом головного мозга и прекрасной памятью. И именно благодаря медведям человечество узнало о непревзойденном лекарстве от многих болезней – УДХК. Но погоня за охотничьими трофеями и высокая стоимость дериватов этого зверя привели к тому, что в XX веке численность и ареалы всех видов медведей резко сократились. Охранные меры не останавливают браконьеров – медведей продолжают безжалостно истреблять в огромных количествах.

 

Откажитесь от покупки медвежьей желчи, а значит, от финансирования браконьеров и убийства медведей!

 

 

Охотники за желчью

Высокая стоимость медвежьей желчи на рынках Юго-Восточной Азии (Китай, Япония, Тайвань, Южная Корея, Вьетнам) стимулирует нелегальную охоту на зверей ради нескольких грамм «вожделенной субстанции». Стоимость одного желчного пузыря медведя, поставляемого из Северной Америки на рынки Гонконга, доходит до трех тысяч долларов. Среднее количество высушенной желчи у одного продавца составляет два-три килограмма. Такое количество можно получить, убив не менее 50 медведей! В результате развития этого грязного бизнеса около 11000 желчных пузырей американских черных медведей ежегодно поступают в торговлю из США и Канады. Не менее удручающая картина складывается в России. По некоторым данным, скорость уничтожения популяции медведей на Камчатке в 6-7 раз превышает порог выживаемости вида. На российско-китайской границе регулярно задерживают корейских и китайских контрабандистов, которые ведут настоящую охоту за медвежьей желчью.

 

Вот лишь один пример. Уссурийские таможенники задержали граждан КНР, которые пытались вывезти из России дериваты 192 убитых медведей! К сожалению, китайским браконьерам помогают наживаться на дикой природе и наши «охотники». А откуда еще на рынках в Южной Корее такое количество голов, шкур, лап, желчных пузырей и других частей медведей? Ведь в самой Корее медведи остались разве что в зоопарках. По всей видимости, к этому криминальному бизнесу имеют отношения объявления на русском языке, которые можно встретить на тех же рынках: «Покупаем лекарство, продаем машины».

 

Медвежьи фермы

Стремительное сокращение численности медведей заставило власти Китая задуматься. Но не о том, как ввести запрет на торговлю медвежьей желчью и прекратить эту бешеную гонку. Нет! В 1989 году в силу вступил закон о запрете торговлей желчных пузырей диких медведей. Власти придумали «гуманный» способ решения проблемы: открытие ферм для содержания и разведения медведей-доноров. Что же представляют собой эти фермы? В реальности мы видим страшную картину. Более семи тысяч медведей по всему Китаю содержатся на протяжении всей жизни в крошечных клетках.

 

Чаще всего размер «жилища» таков, что медведь годами не может ни встать, ни сесть, ни повернуться. Так удобнее «использовать их по назначению». Для получения желчи в желчный пузырь через открытую гноящуюся рану им вставлен катетер, постоянно причиняющий непереносимую боль, вызывающий хронические инфекции и высокую смертность. Более половины животных не переживают «операцию» по вживлению катетера, которую фермеры обычно проводят без помощи ветеринаров. У многих не хватает лап – последствия капкана. Но хозяин фермы готов отрезать лапу и от живого зверя, если найдется покупатель. Медведи держатся в этом беспомощном и жалком состоянии до тех пор, пока они способны производить желчь. Их плохо кормят и не дают зимовать. От противоестественной жизни без движений и постоянной боли у них нарушается психика. Одни постоянно трясут головой, другие трутся до плешин или грызут прутья клетки, все панически боятся людей и стонут от мучительной боли в момент забора желчи. На воле медведи живут более 35 лет, на медвежьих фермах в среднем лет десять. Китайские чиновники утверждают, что желчь медведей, поставляемая фермами, полностью удовлетворяет нужду в ней, и это ведет к прекращению незаконной охоты. Но на самом деле фермы только способствуют уничтожению дикой популяции зверя. Производство желчи избыточно и в несколько раз превышает внутреннюю потребность китайского рынка. Для сбыта товара придумывают новые ненужные продукты: шампуни, кремы, ликеры с добавлением медвежьей желчи. Торговцы заинтересованы в постоянном расширении рынка, который, несмотря на запреты, охватывает весь мир. Высокая смертность и ужасные условия содержания медведей не позволяют фермам восполнять численность особей своими силами, поэтому незаконная торговля дикими медведями и медвежатами только процветает. К тому же китайцы свято верят, что желчь дикого медведя намного эффективнее выросшего в неволе. Таким образом, сам факт легализации продажи желчи – зеленый светофор для браконьеров. Разорвать этот замкнутый круг смертоносной индустрии можно только в том случае, если всякая торговля желчью медведя будет запрещена, а люди наконец-то избавятся от предрассудков и поверят в доказанную медициной эффективность синтезированной УДХК.